Почему Стивен Кинг является одним из самых популярных писателей 20-го века? Сейчас попробуем разобраться, почему книги одного из самых, как это любят называть «плодовитых» (а я не люблю, и позже объясню почему) писателей разошлись по всему миру тиражом более 350 миллионов экземпляров и почему же ему понадобился псевдоним.

1. «Простые» истории с изюминкой.

Стивен Кинг в своих произведениях обычно оперирует «простыми» историями, которые понятны людям всех возрастов профессий и национальностей.

Так, Роланд из Гелиада идет из точки А в точку Б (Хеллоу Фродо и да-да я знаю, что кинг при создании своей эпопеи вдохновлялся эпопеей Толкина), Джек Торренс из «Сияния» пытается, вместе с женой и сыном, залечить семейные раны в непроходимой зимней глуши. Пол Шелдон из «Мизери» становится жертвой трагической автомобильной аварии, а Джейк Эппинг из 11/22/63 пытается предотвратить убийство.

Эти истории обрастают новыми персонажами, сюжетными поворотами, но костяком книги всегда остается легкая для понимания и восприятия цель. Откиньте в сторону американские топонимы, имена и бренды, приглушите рок, который звучит в романах Кинга — и перед вами предстанут истории людских взаимоотношений, рассказанные правдиво, убедительно, внятно. Именно поэтому книги Кинга читает и юрист из Минска, и домохозяйка из Бангора, и банкир из Гонконга.

Дальше писатель добавляет к костяку изюминку: Против семейства Торренсов действуют непонятные темные силы, Пол Шелдон попадает «в гости» к своей самой преданной фанатке и т.д. Эта особенность развития книги дает мотивацию для читателя узнать, что же будет дальше, и как простая история разовьется в захватывающий роман с неожиданным, а лучше интересным концом. Это второй крючок, на который попадается читатель Стивена Кинга.

Надо конечно же сказать, что сегодняшний читатель до безобразия избалован массой вариантов сюжетных твистов и развязок, всем подавай замудреные концовки а-ля Дэна Брауна и Чака Паланика. Так что сегодняшняя задача писателя состоит в том, чтобы не столько впечатлить новизной развязки, а сделать из всем известного клише — интересный ход. И Кинг с этим довольно успешно справляется.

2. «Простой» язык повествования.

Прежде чем перейти к положительному аспекту, надо сперва плюнуть Стивену Кингу в кефир за излишнее словоблудие. У него есть книги на 500 страниц, в которых смело черкать по 10 страниц подряд, и ничего не поменяется. Но, ради справедливости, надо сказать, что заливать воду в свои книги Кинг умеет так, что ты обращаешь внимание на это только после прочтения. Возможно меня спасает то, что я читаю книги на электронном ридере и слушаю в наушниках, и до сих пор не осознаю масштабов водопадов и рек, протекавших через мои уши и глаза.

Если автор так вплетает в книгу свои неумеренные словесные излияния, а читатель на это не обращает внимания, то непонятно, относить это к плюсам или к минусам, как это произошло у меня с Толстым.

Лев Толстой — «Война и Мир»

Теперь перейдем к манере повествования писателя. Как я понимаю, именно эта простая манера и дает ему широту читателя. Только настоящий мастер слова сможет писать одновременно просто и интересно.

К Стивену Кингу прилипли два ярлыка: «плодовитый» и «король ужасов» и ни с одним из них я не согласен вот почему. Плодовитость давайте отнесем к кроликам и мышам, а в данном случае я бы предпочитал прилагательные «работоспособный» и «продуктивный». Но здесь тоже дело вкуса, называйте его хоть писателем-героиней.

А вот с «королем ужасов» у меня более простое обоснование: книги Кинга совсем не страшные, в них больше напряжения и саспенса, нежели ужасов. Но это я заявляю со стороны относительно невпечатлительного читателя. Для людей с богатым воображением сцена, когда Энни Уилкс поработала пилой, или зверства Пеннивайза возможно покажутся более пугающими.

Мне не раз приходилось слушать мнения людей, что читать необходимо только научно-популярную, психологическую, медицинскую, с общем только «полезную» литературу. Мол, не забивайте свое время бесполезной писаниной и сказками. Но моя позиция диаметрально противоположна — книги я читаю для развлечения. И для среднестатистического человека чтение так же является средством развлечения. Но и такое чтение незримо отложится в подкорке каждого человека: обогатит речь новыми словами и речевыми оборотами, улучшит память и концентрацию.

Кингу можно пожаловать другое звание: «Король Беллетристики» или литературы для развлечения. Это звание более подходит для человека, книги которого читают во всем мире и книги которого, очень хорошо подходят для экранизаций в виде кино и сериалов, которые тоже делаются для развлечения.

Отдельно можно еще обратится к теме экранизаций произведений Кинга. Это один из самых любимых писателей для продюссеров ибо они получают наполовину готовый сценарий для фильма и один маленький шильдик «По мотивам произведения Стивена Кинга» гарантировано приведет в кинотеатры определенную часть публики. Стоит отметить такие удачные экранизации как «Сияние», «Зеленая Миля», «Побег из Шоушенка», «11/22/63″(сериал), «Игра Джералда» «1922», (последние два — от Netfix — очень рекомендую) «Оно» и так далее. Именно простота повествования, на мой взгляд, является причиной популярности экранизации книг Кинга. Конечно же нельзя не отдавать дань уважения сценаристам и режиссерам, адаптирующим произведения.

Отдельно коснусь самого большого произведения — цикла «Темная башня». Эта на больших экранах не нашла широкого понимания от зрителя с альтернативно окрашенным Роландом в исполнении Идриса Эльбы и харизматичного Мэтью Маконаги в роли Человека в Черном. В отличие от большинства зрителей сам фильм и выбор актеров мне понравился — хороший фильм на один вечер, конечно не тянущий на уровень книги. Но и для «Темной Башни» такой формат не подходит: по моему мнению для переноса на экран такого большого произведения нужен сериал. А так как мы сейчас наблюдаем Ренессанс телевидения (в плане сериалов), то у производителей есть все ресурсы для успешной экранизации серии книг. А вот «Ветер сквозь замочную скважину» хорошо подойдет для экранизации в качестве отдельного фильма.

3. Антураж и атмосферность.

Стивен Кинг имеет обыкновение в своих книгах определенную часть времени уделять описанию времени, в котором все действо происходит, а также приводить сочные и емкие описания предметов (описание велосипеда в «ОНО») и окружения героев.

Отель «Оверлук» с его шикарными номерами длинными коридорами. А по-тургеневски вкусное описание содержимого морозильной камеры меня заставило прогуляться к холодильнику).

Скурпулезность подхода к воссозданию эпохи, в которой происходило действие романа 11/22/63 тоже достойна отдельного упоминания, хоть и критики были не особо теплы в высказываниях к этой книге, за размазанность сюжета и отсутствие жанра. Идея книги у Кинга возникла давно, но для достоверного и правдивого воссоздания времени потребовалось провести большую работу, и в итоге мы вместе с главным героем переносимся в 1963 год, участвуем в незаконных ставках, ездим на автомобилях из стереотипных салонов подержанных автомобилей. Обладая талантом интересного рассказчика, Кинг переносит своего читателя со страниц книги в теплый и по-настоящему ламповый(не метафорично, а именно с ламповыми транзисторами) мир США периода, задолго до моего рождения, когда о терроризме еще не слышали, а бензин стоил по несколько центов за галлон. Опять же, в этом и состоит вся простота Короля Беллетристики: по щелчку пальцев вы отправитесь в интересное путешествие. Но простота эта лишь внешняя, так за не стоит мастерство слова и работа.

Почему Ричард Бахман, не смог скрыть фирменного почерка писателя.

Теперь перейдем к спорному моменту. Кинг в нескольких своих произведениях использовал псевдоним Ричард Бахман, который имел в своем распоряжении целую биографию, внешность и, наконец, смерть.

Ричард Бахман , который умер от «рака псевдонима».

Бдительный читатель, продавец книжного магазина Стив Браун, «раскусил» псевдоним, обнаружив, что Бахман пишет точь-в-точь как Кинг. Дотошный человек пошел в Библиотеку Конгресса США и нашел-таки документ о том, что автором романов Ричарда Бахмана является Стивен Кинг. Он пожаловался издателям Кинга на происходящее безобразие. Мне вся эта история кажется не совсем ясной, ибо как и все люди, а в особенности, писатели — люди тщеславные, и вариантов такого поведения у меня три:

в те времена в некоторых издательствах были ограничения на издание книг. Один писатель — одна книга в год. Ну и неуемная жажда творить не останавливала Кинга.

Второй вариант близок к масонам и рептилоидам — многоходовочка хайпа, для того, чтобы еще повысить интерес к своей персоне, была затеяна эта история с псевдонимами и их разоблачениями.

Ну и третий вариант, самый понятный: Кинг, испытывая муки экзистенциального кризиса, и не понимая четко, что привело к его известности, решил проверить насколько его книги будут пользоваться вниманием читательской аудитории.

Какой вариант правда — решайте сами.

Источник dtf.ru

Опубликовано в: Новости.
Последние изменения: Октябрь 11, 2018

Оставить комментарий