Библия инквизиции: как и зачем был создан «Молот ведьм»

«Молот ведьм» — знаменитый трактат по демонологии и методах уничтожения колдунов. Будучи не первым и не последним произведением на подобную тематику, он оказал решающее воздействие не только на теорию и практику ведовских процессов, но и на общественное сознание. После выхода книги охота на ведьм приобрела невиданный ранее размах, а по количеству изданий (29 на протяжении полутора столетий) она далеко оставила за собой другие сочинения инквизиторов.

В чем феномен книги, как она была создана и почему интересна до сих пор — читайте в нашем материале.

Месть обиженного священника

Автором трактата стал монах доминиканского ордена, инквизитор Генрих Крамер (латинский вариант имени — Генрихус Инститорис). Считается, что над «Молотом ведьм» с ним работал знаменитый профессор теологии Якоб Шпренгер. Но, вероятнее всего, Шпренгер если и написал что-то, то лишь вступление. Имя прославленного ученого нужно было Крамеру для большего авторитета своего труда.

За «Молот ведьм» автор принялся после грандиозного поражения на процессе в городе Инсбрук в 1485 году. Как следует из материалов дела, Крамер, бывший одним из обвинителей, добивался сожжения подозреваемых в колдовстве женщин и особый упор делал на их сексуальном поведении, казавшемся ему распутным и тем самым подтверждающем их связь с дьяволом.

Даже после того, как суд не нашел в действиях обвиняемых ничего, требующего смертной казни, а их личную жизнь оставил для семейных разбирательств, Крамер продолжил преследовать своих жертв. Разгневанный епископ Инсбрукский назвал его помешанным стариком и выгнал из города. Для инквизитора это было настоящим ударом. Он принялся за рукопись, в которой изложил свои взгляды на колдовство — и настойчиво доказывал его существование. Позже эта ничем не приметная поначалу книжица станет поводом для сожжения множества людей.

Инквизиция

Антифеминистический трактат

Три четверти из сожженных по «милости» Крамера и его трактата жертв — женщины. Автор пропагандировал идею того, что именно они более подвержены козням дьявола из-за слабой веры. На это якобы намекает и сама этимология латинского слова «femina» (женщина), которое профессора Кельнского университета ошибочно представляли как сочетание двух существительных: «fidem» (вера) и «minus» (минус).

Кстати, название «Молота ведьм» тоже подчеркнуто «женское», в оригинале оно звучит как «Malleus Maleficarum». Если бы автор имел в виду и мужчин тоже, ему пришлось бы озаглавить свой труд «Malleus Maleficorum». Уже по первым главам трактата становится понятно, насколько Крамер ненавидел противоположный пол.

«Женщина более алчет плотских наслаждений, чем мужчина, что видно из всей той плотской скверны, которой женщины предаются. Уже при сотворении первой женщины эти ее недостатки были указаны тем, что она была взята из кривого ребра, а именно — из грудного ребра, которое как бы отклоняется от мужчины. Из этого недостатка вытекает и то, что женщина всегда обманывает, так как она лишь несовершенное животное. Ведь Катон сказал: „Если женщина плачет, то она, конечно, готовит козни“».

Книга, обошедшая закон

Чтобы опубликовать свой труд, Крамер, как считают некоторые ученые, пошел на хитрость. Автор должен был получить апробацию — критическую рецензию на свой труд, подписанную несколькими учеными. Для этого он обратился к профессорам Кельнского университета. И тут мнения расходятся. Некоторые исследователи уверены, что авторитет соавтора книги, декана Якоба Шпренгера, сыграл свою роль, и документ подписали без лишних вопросов. Однако по другой версии, Крамер пошел на совет профессоров один, подписей не получил — и подделал их самостоятельно.

Вопросы вызывает и соавторство со Шпренгером, который некогда был мощным оппонентом Крамера и даже запретил ему жить и проповедовать в доминиканских монастырях в пределах своей юрисдикции. Как и когда произошло сближение двух инквизиторов, история умалчивает.

Философский компендиум ушедшей эпохи

Одно из наиболее распространенных мнений о «Молоте ведьм» заключается в том, что этот труд базируется исключительно на народных представлениях о демонах и колдунах. Меж тем Крамер, возможно, сам того не желая, создал произведение, транслирующее средневековые идеи о месте человека во вселенной. В основу текста положено учение Фомы Аквинского и искаженная переводами философия античных мыслителей.

Инквизиция

«Молот ведьм», появившийся в эпоху Возрождения, стал продуктом общественного и духовного кризиса консерваторов, отрицавших ренессансный гуманизм. Поэтому, как считал советский историк Александр Горфункель, книга Крамера не средневековый памятник, а документ своего времени — конца XV века. Это была попытка ответа на те же явления, откликом на которые стала и культура европейского гуманизма, но с иных позиций.

Главная книга о магии всех времен

Текст трактата был создан не на пустом месте. Уже в раннем Средневековье люди сомневались в возможности наведения порчи, полетах на метле и совокуплениях с демонами. Карл Великий грозил тяжкими наказаниями тем, кто из суеверия убивал или калечил обвиняемых в колдовстве.

Крамер-Инститорис, потерпевший поражение в Инсбрукском процессе, понимал, что у него есть сильные противники в лице «неверующих» в магию. Именно поэтому он создал синтез народных поверий и философских размышлений, облачив его в простую разговорную форму. Даже на латыни текст звучит весьма современно для XV века. Книга пугает, очаровывает, а современников автора она буквально гипнотизировала, что и стало залогом ее долгой публикационной жизни.

7 неожиданных фактов о сестрах Бронте

Жизнь, посвященная литературе, сиротство при живом отце, ранняя смерть — судьбы трех сестер Бронте — Шарлотты, Эмили и Энн — были так тесно переплетены и похожи, что сложно говорить о писательницах по отдельности.

А кроме того, девушки были так дружны, что зачастую общение друг с другом предпочитали любым другим связям, включая любовные. Каждая из сестер сумела оставить свой неповторимый след в истории британской литературы: романы «Грозовой перевал», «Незнакомка из Уайлдфелл-Холла» и «Джейн Эйр» наверняка можно отыскать почти в каждой домашней библиотеке. Мы собрали интересные факты о семье Бронте, каждый из которых так или иначе нашел отражение в их произведениях.

Изначально сестер Бронте было пять

Как правило, когда речь заходит о сестрах Бронте, в памяти всплывают только три имени. На самом же деле их было пять. Увы, жизни двух старших трагически оборвались еще в юном возрасте. В 1824 году Мария, Элизабет, Шарлотта и Эмили были приняты в школу, предназначенную для дочерей духовенства в Кауан-Бридже, — об этом позаботился отец семейства, преподобный Патрик Бронте.

Условия в пансионе были настолько неподходящими для юных барышень, что Элизабет и Мария заразились туберкулезом и скоропостижно скончались, Эмили и Шарлотта же вернулись домой. Долгие годы Шарлотта винила в смерти сестер руководство школы, которое мало заботилось об условиях содержания своих учениц. Трагический случай так повлиял на создательницу «Джейн Эйр», что впоследствии, описывая ужасы пребывания Джейн в Ловудской школе, она использовала свой собственный опыт жизни в пансионе.

Дети Бронте с детства увлекались литературой

С юных лет девочкам и их брату Бренуэллу не чуждо было литературное творчество. Пьесы, стихи, новеллы — все это дети придумывали и аккуратно записывали, а в некоторых случаях даже создавали своими руками настоящие книги! К слову, одно из таких «домашних» изданий в ноябре 2019 года было продано на аукционе в Париже за 780 тысяч евро. Двадцатистраничная, в кожаном переплете и написанная от руки книжечка размером 3,5 на 6,5 сантиметров, включающая три рассказа Шарлотты — «Письмо лорда Чарльза Велсли», «Полуночная песня» и «Журнал француза», — была приобретена британским Обществом Бронте.

Придумывали вымышленные миры

Отец семейства, бывший фермер, впоследствии ставший священником, всегда отличался замкнутостью и не питал к детям особенно теплых чувств, а после смерти жены в 1821 году и вовсе отдалился от них. Он то и дело запирался в своем кабинете, где читал или трудился над проповедями, а Шарлотта, Эмили, Энн и Бренуэлл были предоставлены самим себе.

Неудивительно, что спасение от одиночества дети видели в собственных фантазиях. Бронте создавали в своем воображении невероятные страны. Одна из них называлась Ангрией. О жизни в вымышленном государстве девочки и Бренуэлл написали десятки сказок и стихотворений, составили собственный свод законов и правил, а также поставили в домашнем театре несколько пьес. Эмили и Энн, которых объединяла тесная дружба, придумали еще один мир — он носил название Гондал и состоял из четырех королевств. Пребывание в воображаемых странах помогало детям забыть о смерти матери, а впоследствии и старших сестер.

Всю жизнь мучились со своим братом, алкоголиком и наркоманом

Бренуэлл Бронте, как и его сестры, обладал незаурядным литературным даром, а кроме того, отлично рисовал. Однако реализоваться в творчестве ему так и не удалось, и для исследователей произведений Бронте он навсегда остался неудачником, тенью талантливых Шарлотты, Эмили и Энн.

картинка Arlett Кадр из фильма «Вошедшие незримо: Сестры Бронте» (2016).

Непризнанность и потребность в самореализации вгоняли и без того тонкую, трепетную натуру Бренуэлла в настоящую депрессию. С годами молодой человек пристрастился к алкоголю, а немногим позже и к опиуму. Сестры заботились о брате, но их старания так и не увенчались успехом — Бренуэлл умер в возрасте тридцати одного года от туберкулеза. Из-за периодических приступов белой горячки семья обратила внимание на его болезнь слишком поздно, и диагноз был поставлен уже на последней, неизлечимой стадии.

Шарлотта была единственной из сестер, которая вышла замуж

Предложение руки и сердца Шарлотта Бронте слышала не раз, но на каждое из них писательница отвечала категоричным отказом, утверждая, что не создана для брака, а кроме того, обладает тяжелым и неуживчивым характером, вынести который сможет далеко не каждый мужчина. Но после смерти брата и сестер она осталась совсем одна. Да, она жила в родительском доме, но не находила в Патрике необходимой ей поддержки. Вероятно, именно поэтому Шарлотта ответила согласием самому неочевидному из претендентов — помощнику отца Артуру Беллу Николасу, который несколько раз предлагал ей стать его женой.

Изначально писательница не испытывала к супругу теплых чувств, более того, считала, что Артур не сможет понравиться ей ни при каких обстоятельствах. Впрочем, судя по письмам, которые литератор писала своей подруге Эллен Насси, со временем Шарлотта привязалась к мужу. Кроме того, уже через год после венчания дали знать о себе первые признаки болезни, и последняя из сестер Бронте как никогда нуждалась в помощи и сострадании.

Критики считали сестер Бронте одним человеком

Как известно, наибольшую популярность у читателей обрела Шарлотта, однако первыми свои произведения опубликовали Энн и Эмили. Втроем девушки разослали свои романы издателям. Рукопись Шарлотты была отклонена шесть раз, а вот младшим сестрам повезло больше — их тексты были приняты. По случайности, «Джейн Эйр», гораздо позже принятая к публикации, появилась на книжных прилавках раньше «Грозового перевала» и «Агнес Грей» — и сразу же стала настоящим хитом своего времени. Вышедшие несколько позже романы Энн и Эмили такой благосклонности читателей и критики не снискали.

Феерический успех старшей Бронте породил множество сплетен. Некоторые критики утверждали, будто никаких сестер не существует и все это — уловка, придуманная издателем, на деле же автором всех трех произведений выступает одна женщина, а «Грозовой перевал» и «Агнес Грей» — это ее менее удачные попытки попасть в мир большой литературы.

Все Бронте умерли молодыми

Как вы помните, Бренуэлл умер в возрасте тридцати одного года, так и не дождавшись славы и успеха. Эмили прожила немногим дольше брата — на его похоронах создательница «Грозового перевала» простудилась и через три месяца скончалась. Следом за ней последовала и Энн — ее не стало в мае 1849 года, причиной смерти послужил все тот же туберкулез.

Шарлотта же дожила до тридцати восьми лет. В январе 1855 года здоровье писательницы сильно пошатнулось: женщину постоянно мучила тошнота, она потеряла способность есть, что привело к полному истощению организма. Семейный врач, обследовав ее, пришел к выводу, что недомогание автора «Джейн Эйр» — это не что иное, как тяжело протекающая беременность. Медик ошибся, и его промах стоил Шарлотте жизни. 31 марта 1855 года была засвидетельствована смерть последней из сестер, и хотя в официальном документе в качестве диагноза значился туберкулез, реальные причины так и не были установлены.

“Подражать по большей части хотелось героям из мультсериалов, чем из книг. Вроде черного плаща или супермэна” — интервью с писательницей Евгенией Бес

Расскажите немного о себе, Евгения.

Родилась в Свердловске на исходе советской власти, детство как и у многих прошло в «лихие девяностые» в полукриминальном районе города, в школе училась не очень хорошо, хотя мне повезло, что вообще училась, была крыша над головой и вообще голова на плечах. Потом было училище, институт. Сочиняю лет с пяти, писала всякие стихи для школьных мероприятий, сценарии для опять же для школьных «концертов», участвовала во всяких конкурсах литературных, но в них тоже не очень везло. Очень люблю читать, что естественно, а на досуге я сплю)

Судово-медична профорієнтація і не тільки

Федорова Олена асистент кафедри судової медицини та медичного права НМУ імені О. О. Богомольця. Автор трьох детективних романів «Королева воинов», «Не страшась пути», «Отбросить очевидное» із створеної серії «Шокирующие будни судмедэксперта»; «Хоррор в морге: нечистая сила в судебно-медицинском отношении» із створеної серії «Легенды судмедэксперта»; «Генератор вечной жизни» із серії «Иные миры»; співавтор детективу «Молчание – золото», ліричної повісті «Синий тюльпан», виданих Мультимедійним видавництвом електронних книг Strelbooks. Пише в детективному жанрі, трилер, хоррор-фентезі, в жанрі наукової фантастики. Також автор понад 50 наукових робіт з судової медицини, і психіатрії, судово-медичної експертизи. Постійний експерт з питань судово-медичної експертизи соціального проекту телеканалу «Україна» Говорить Україна » та аналогічних проектів на телеканалах Інтер та СТБ.

10 фактов о Корнее Чуковском

Сегодня 50 лет со дня смерти одного из самых интересных российских литераторов, которого многие из нас знают только как автора детских сказок, хотя это лишь одна из многочисленных сторон личности Чуковского