«Как денди лондонский одет...», или Кое-что об имидже литературных героев

Среди русских литературных героев тоже немало щеголей. О них и поговорим в нашем материале.

Наташа Ростова

Уже давно образ главной героини «Войны и мира» стал синонимом юности и легкости. Описывая героиню, Лев Толстой уделяет внимание не только ее характеру, лицу и юношеской худобе, но и ее нарядам. А ведь действие романа происходит задолго до рождения писателя! Значит, для патриарха русской литературы было важно, как одевалась его Наташа.

Возьмем, к примеру, знаменитую сцену бала. Несколько раз Толстой останавливается на том, что девушка очень гордилась своим длинным платьем. Наряд с юбкой в пол был своеобразной инициацией для женщин из высшего света. До тех пор, пока они носили короткие платьишки, под которыми виднелись панталоны, они считались детьми. Именно в таком виде впервые в романе появляется тринадцатилетняя Наташа:

«Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими детскими открытыми плечиками, которые, сжимаясь, двигались в своем корсаже от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка».

Длинное же платье означало, что девочка выросла, и родители начинают поиски жениха. Именно на балу Наташа и встречает Болконского. Однако юбка такого наряда не должна доставать до пола, в противном случае, его обладательница не сможет танцевать! Бальные платья делались короче повседневных и могли открывать ножки, на которых красовались узкие туфельки, похожие на современные балетки или пуанты.

Итак, на Наташе и Соне были платья «белые дымковые на розовых шелковых чехлах, с розанами в корсаже». В начале XIX века талия на женских нарядах была сильно завышена, корсета и вовсе могло не быть, так что силуэт напоминал очертания античных статуй. Образ греческой богини завершали прически à la grecque.

Евгений Онегин

«Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей» — советует читателю Александр Пушкин и рисует своего Онегина настоящим денди. Надо сказать, одежда Евгения вообще была провокационной и ультрамодной на момент написания романа. Чего только стоит строка: «Надев широкий боливар, / Онегин едет на бульвар»! Во-первых, Пушкин намеренно использует жаргонизм, называя широкополую шляпу «боливаром» по имени прославившего его политического деятеля. А во-вторых, Симон Боливар был кумиром европейских либералов, так что по шляпе можно догадаться и о политических взглядах Евгения.

Читаем дальше: «Я мог бы пред ученым светом / Здесь описать его наряд; / Конечно б это было смело, / Описывать мое же дело: / Но панталоны, фрак, жилет, / Всех этих слов на русском нет». 

История с панталонами и фраком (последний изначально был лишь костюмом для верховой езды) — один из самых громких модных скандалов в России XIX века. Знали бы вы, какой ажиотаж произвели белоснежные панталоны на выпуск, которые сравнивали с простонародными «портками». Интерес к таким брюкам появился в 1819 году,  в то время, когда происходит действие первой главы «Евгения Онегина». Так что наш герой, возможно, тоже модничал в белых панталонах. А теперь представьте их в комплекте с фраком любого цвета, кроме черного, в котором ходили франты той поры. Впечатляющее должно быть зрелище, не правда ли? За подробностями отсылаем вас к работам Юрия Лотмана.

Анна Сергеевна Одинцова

Иван Тургенев уделял нарядам своих героинь не меньше внимания, чем Пушкин или Толстой. Одежда подчеркивает яркость личности, незаурядность характера или, наоборот, робкую милую натуру. Юные девушки, такие как Ася из одноименной повести и Джемма («Вешние воды»), обычно носят легкие ситцевые платья и простые шляпки. Гораздо интереснее рассмотреть гардероб менее однозначных героинь.

Тургенев несколько раз описывает костюмы Одинцовой, героини «Отцов и детей», которая сумела растопить даже сердце Базарова. Впервые она предстает перед читателем в черном вечернем платье:

«Она поразила его (Аркадия) достоинством своей осанки. Обнаженные ее руки красиво лежали вдоль стройного стана; красиво падали с блестящих волос на покатые плечи легкие ветки фуксий…»

После мы видим ее в простом утреннем наряде, затем в бережевом (разновидность шерстяной ткани) платье, ну и наконец в широком белом, которое закрывает ее полностью. В 60-х юбка в наряде знатных дам достигла своего максимального размера. И если корсаж плотно облегал верхнюю часть тела, то юбки могли занимать добрую половину небольшой комнаты.

Если вернуться к вечернему образу Одинцовой, то интереснее всего в нем кажется прическа, в которой используются свежие цветы. В то время умели создавать и искусственные бутоны, но выглядели они весьма уродливо. А вот живые цветы, даже экзотические, выращивались в оранжереях круглый год. Так что достать ветви фуксий для богатой Одинцовой даже в уездном городе было делом элементарным. Яркие цветы как украшение к весьма сдержанному платью — не только подчеркивают хороший вкус героини, но и ее внутреннее состояние: за маской сдержанной и холодной женщины кроется сильная и страстная натура.

Еще одна тургеневская модница — Марья Николаевна Полозова, персонаж «Вешних вод». Роскошные наряды с шелестящими юбками и разнообразные аксессуары контрастируют с образом невесты главного героя. «Не подобранные косы роскошных волос» в эпоху, когда в моде были высокие прически с локонами по бокам, будто вторят ее змеиной фамилии. Именно в роли змеи-искусительницы Марья Николаевна и выступает в судьбе Санина.

Анна Каренина

Многочисленные экранизации знаменитого романа Льва Толстого почти стерли истинный образ Анны Карениной. То она одета в платья начала XX века, то в костюмы первой половины XIX-го. На самом же деле, действие романа происходит в 70-х годах позапрошлого столетия. Мода в этот период менялась из года в год, постепенно исчезали лишние украшения, сужались юбки. Однако несколько вещей оставались неизменными — Анна наверняка носила высокую прическу и тюрнюр (специальную подушечку, использовавшуюся для придания платью пышности сзади). Одним из самых запоминающихся нарядов Карениной стало бальное платье, в котором героиня оказалась настоящей femme fatale:

«Анна была не в лиловом, как того непременно хотела Кити, а в черном, низко срезанном бархатном платье, открывавшем ее точеные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь и округлые руки с тонкою крошечною кистью. Все платье было обшито венецианским гипюром. На голове у нее, в черных волосах, своих без примеси, была маленькая гирлянда анютиных глазок и такая же на черной ленте пояса между белыми кружевами».

Почти во всех экранизациях это платье изображают исключительно черным. Однако есть версия, что оно было черно-белым, ведь Толстой пишет о белых кружевах на поясе, а в эпоху Анны Карениной бальные платья чаще всего сочетали в себе два цвета. Еще один важный момент, одновременно подчеркивающий и характер Анны, и моду той эпохи: Кити замечает, что прическа Карениной состояла из «своих, без примеси» волос. Перед нами намек на популярность шиньонов в 1870-х. При этом Анне, со свойственной ей естественностью, никакая «примесь» была не нужна.

Источник livelib.ru

Опубликовано в: Новости.
Последние изменения: Октябрь 22, 2018