Вещие сны Татьяны и Гринева

Александр Пушкин очень любил вещие сны, и ничего хорошего его героям они не сулили. Начнем с самого главного — сновидения Татьяны из «Евгения Онегина», которое занимает значительную часть пятой главы. Во время святок Татьяна, как и другие девушки, гадает на суженого. Понятно, кого она ожидает увидеть во сне. Она и увидит, вот только дальше что-то пойдет не так: Онегин будет пировать в компании чудовищ и прочих «адских привидений», а потом пронзит длинным ножом оказавшегося в том же доме Владимира Ленского.

С одной стороны, страшное видение готовит читателя к дальнейшим драматическим событиям, с другой — еще раз подчеркивает впечатлительность Татьяны. Она, конечно же, знает, что в святки человек заигрывает с нечистой силой, но все равно гадает. Поэтому-то все черти, ведьмы и чудовища во главе с желанным суженым настигают ее во сне.

Петр Гринев из «Капитанской дочки» — натура менее впечатлительная, но ему тоже снится сон, который предрекает страшные события. Причем не только герою, но и всей России. В нем он приезжает домой, где мать встречает его на крыльце и зовет проститься с отцом. На месте отца Гринев видит мужика с черной бородой. Он не хочет просить у самозванца благословения, и тот вскакивает с постели, достает топор и начинает размахивать им. В этот момент герой пробуждается. Этот сон он видит после странной встречи с безымянным мужиком, который впоследствии окажется Емельяном Пугачевым.

Самый сладкий. Сон Ильи Обломова

Сон заглавного героя романа «Обломов» занимает целую главу. И в нашем стремительном мире его можно использовать как интеллектуальную альтернативу разным релакс-приложениям, предлагающим смотреть на красивую картинку и ничего не делать в течение пары минут.

Попробуем сжать полные счастья и света страницы до нескольких предложений. Илье Ильичу снится родная Обломовка. Маленького Илюшу все любят, погода отличная, кормят прекрасно. Короче говоря, там очень хорошо. Настолько хорошо, что покидать деревню и не хочется. И вот взрослый Обломов буквально даже не встает с дивана, потому что этот образ земного рая для него недостижим.

Сон является ключом не только к характеру главного героя, но и к главной философской идее романа Ивана Гончарова. Конечно, у каждого из нас есть своя Обломовка, где трава зеленее и время замерло в высшем пике наслаждения. Но этот недостижимый идеал — не повод опускать руки и ничего не делать, иначе рискуешь свой рай потерять. А вот если двигаться вперед, то вполне можешь обрести земное подобие рая, которое в конце романа получают Штольцы. Одним словом, две минуты на релакс-приложение — и работать дальше.

Самые противоречивые. Сны Анны Карениной

В романе Льва Толстого «Анна Каренина» животная любовь Анны и Вронского противопоставляется возвышенным отношениям Левина и Китти Щербацкой. И у тех, и у других сильная до телепатии связь. Правда, пока Левин и Китти по первым буквам слов, выведенных на зеленом сукне, читают мысли друг друга, Каренина и Вронский видят один и тот же страшный сон.

С одной стороны, он навеян обстоятельствами их первой встречи, с другой — выступает в качестве обещания трагической развязки. Оба героя видят мужичка с всклокоченной бородой, копошащегося в мешке и бормочущего что-то по-французски. Анна отчетливо слышит слова: «Родами, родами умрете, родами, матушка». Конечно, речь пойдет не о настоящих родах, которые героиня благополучно переживет, а о «родах души» незадолго до гибели.

В книге Анна видит и еще один сон. В нем некоторые толкователи улавливают намек на групповой секс: «Одно сновиденье почти каждую ночь посещало ее. Ей снилось, что оба вместе были ее мужья, что оба расточали ей свои ласки. Алексей Александрович плакал, целуя ее руки, и говорил: как хорошо теперь! И Алексей Вронский был тут же, и он был также ее муж».

Самые многообещающие. Сны Веры Павловны

Есть вещие сны, есть сны по Фрейду, а есть сны-политические программы. Такие снятся Вере Павловне — героине романа Николая Чернышевского «Что делать?».

В первом сне еще просто Верочка Розальская, заточенная в подвале, выбирается на свободу. Она встречает прекрасную женщину, которая всем помогает, и тоже рвется делать добро всем встречным. Сон символизирует, конечно, освобождение от собственного окружения и его ложных представлений о мире.

Во втором сне Вера слышит рассуждения Лопухова и Мерцалова о реальной и фантастической грязи. Реальная служит почвой для начала новой жизни, вторая же, лишенная движения, бесплодна. Эти два типа символизируют людей труда и бездельников, живущих за счет других.

В третьем (пожалуй, самом личном) сновидении Вера Павловна в компании знаменитой певицы читает свой дневник и понимает, что не любит своего мужа, а любит Александра Кирсанова.

А вот знаменитый четвертый сон — полноценная утопия с новым мировым устройством, где люди труда получают по справедливости, нет тунеядцев и трутней и вообще все счастливы. Понятно, что утопия эта находится в России.

Композиционный ход Чернышевского, который в сны героини вложил свои идеи, не оставил без внимания Виктор Пелевин. Он написал рассказ «Девятый сон Веры Павловны», вышедший в сборнике «Синий фонарь» в 1991 году.

Самые страшные и безупречные. Сны Родиона Раскольникова

Федор Достоевский — самый щедрый на сновидения отечественный классик. Сны видят Алеша и Иван в «Братьях Карамазовых», Ставрогин и Верховенский в «Бесах», Ипполит Терентьев в «Идиоте», а также герои «Подростка», «Двойника» и других произведений писателя. Не говоря уж про фантастический рассказ «Сон смешного человека».

Но, пожалуй, самые важные и характерные для творчества Достоевского сновидения — у Родиона Раскольникова в «Преступлении и наказании». Они безупречны — максимально приближены к реальным нелогичным видениям обычного человека, полны странных и страшных образов, символов и отсылок к текущим переживаниям героя и его жизни в целом. Если коротко, сны Раскольникова — мечта психоаналитика.

Так, накануне убийства герой видит сон о забитой лошади, который явно навеян старыми детскими впечатлениями. Родион переживает за животное, хотя в реальности готовит безжалостное убийство старухи-процентщицы. После убийства все его видения — воплощение страха о разоблачении. А эмоциональный последний сон Раскольникова-каторжанина о моровой язве, идущей из глубин Азии на Европу, сулит выздоровление его души.

Источник eksmo.ru

Опубликовано в: Новости.
Последние изменения: Ноябрь 20, 2018